+7 (499) 653-60-72 Доб. 817Москва и область +7 (800) 500-27-29 Доб. 419Федеральный номер

Причинно следственная связь в психологии

ЗАДАТЬ ВОПРОС

Причинно следственная связь в психологии

Если собаке давали мясо одновременно с включением лампочки, то через несколько повторений выделение слюны у собаки начиналось не только на само мясо, но и на включение лампочки. Образовался условный рефлекс. Повторение совпадений двух раздражителей - причина, рефлекс - следствие. Наибольшая продолжительность жизни отмечается в регионах Шотландии с наименьшей плотностью населения и самым низким уровнем безработицы. В США продолжительность жизни коррелирует с уровнем дохода жизнь бедняков и людей невысокого социоэкономического статуса чаще обрывается преждевременно. В современной Великобритании профессиональный статус коррелирует с продолжительностью жизни.

Дорогие читатели! Наши статьи рассказывают о типовых способах решения юридических вопросов, но каждый случай носит уникальный характер.

Если вы хотите узнать, как решить именно Вашу проблему - обращайтесь в форму онлайн-консультанта справа или звоните по телефонам, представленным на сайте. Это быстро и бесплатно!

Содержание:

Причинно-следственная связь — связь между явлениями, при которой одно явление, называемое, при наличии определенных условий порождает другое явление, называемое следствием. Если собаке давали мясо одновременно с включением лампочки, то через несколько повторений выделение слюны у собаки начиналось не только на само мясо, но и на включение лампочки.

Причинно-следственная связь

Любые вопросы, касающиеся причинных связей, могут выдвигаться только при наличии ясного, недвусмысленного представления об этих двух элементах. Вся деятельность по разработке понятийного аппарата в психопатологии служит оформлению этих исходных элементов причинного мышления. Впрочем, такой односторонний взгляд на отношения причины и следствия ничего не проясняет. Между причиной и следствием происходит бесконечное множество промежуточных событий.

Следствие имеет место не всегда, а лишь с большей или меньшей частотой каковая есть некий минимум, позволяющий говорить о реальном существовании причинной связи. Мышление в категориях причинности непременно приводит к следующим заключениям: 1. Если различные возможные причины одной и той же болезни перечисляются нами без реального знания о следствиях каждой из них в отдельности, это обычно свидетельствует о нашей неспособности распознать действительные причины. Более того, мы не можем сказать ничего определенного о том, каковы те психические следствия, к которым обычно приводят названные соматические причины.

Чем больше причин мы устанавливаем, тем меньше мы знаем о причинно-следственных связях по существу. Поиск промежуточных причин осуществляется нами ради того, чтобы от замеченной в первую очередь, внешней, отдаленной причины феномена перейти к его более близкой и прямой причине.

Например, мы обнаруживаем самые различные следствия хронического алкоголизма: простое алкогольное слабоумие, белую горячку delirium tremens , алкогольный галлюциноз, корсаковский психоз. Во всех этих случаях между прямым следствием употребления алкоголя и собственно болезнью, вызванной хроническим пьянством, обнаруживается множество промежуточных стадий возможно, отражающих отдельные этапы метаболизма токсичных веществ ; каждая из этих стадий в отдельности может трактоваться как частная причина той или иной отдельно взятой болезни.

Естественно, прямые причины по сравнению с отдаленными должны иметь более единообразные и регулярные следствия; но действительных прямых причин мы никогда не знаем. Поскольку мы пренебрегаем соответствующей смысловой дифференциацией и удовлетворяемся простыми возможностями, мы чаще говорим о причинах, нежели реально знаем их.

Не будучи подвергнуты полноценной проверке, выводы о propter hoc на основании post hoc не способствуют приумножению знания. Более того, мы говорим о причинах не только в тех случаях, когда определенное следствие неизбежно, но и тогда, когда оно всего лишь возможно. Аналогично, мы говорим об обусловленности не только в применении к conditio sine qua поп, но и тогда, когда речь идет об обстоятельствах, которые могут всего лишь потенциально способствовать развитию соответствующих следствий.

Самая распространенная замеченная еще Кантом ошибка состоит в том, что нечто, уже являющееся симптомом душевной болезни, рассматривается как ее причина. Чтобы преодолеть отмеченные трудности, нам нужно прежде всего научиться ясно мыслить и дифференцировать; только при этом условии мы сумеем в каждом отдельно взятом случае со всей отчетливостью распознать причину, которая является реальной, не будучи в то же время очевидной.

Подобного рода точные методы не просто подтверждают или опровергают существование причин, относительно которых уже успело сложиться какое-то более или менее определенное мнение, но и выявляют скрытые, дотоле не известные причины. Правда, жизнь пользуется определенными механизмами и наше причинное знание о живом должно охватить эти механизмы ; но они сотворены жизнью, обусловлены ею и способны к разнообразным трансформациям. Следовательно, внешние воздействия на организм приходят в соприкосновение с такими механизмами, поведение которых отчасти удается рассчитать.

Нужно, однако, иметь в виду, что объектами внешних воздействий, вообще говоря, являются не определенные, неизменные во времени физические механизмы, а отдельные, неповторимые организмы, в течение своей жизни претерпевающие разнообразные изменения. Отсюда ясно, что одни и те же исходные внешние причины могут у разных людей приводить к совершенно различным последствиям. Итак, достаточно глубокое видение причинно-следственных взаимосвязей возможно при условии, что мы будем продвигаться двумя различными путями.

Причинные связи, взятые в общем плане, должны анализироваться и постигаться по возможности отчетливо; неясное должно разъясняться через обнаружение промежуточных причин. Все это, однако, приобретает осмысленный характер только тогда, когда наше наблюдение вводится в определенные рамки, то есть когда нам удается глубже постичь целостности, внутри которых причинные связи реализуются и обретают свои предпосылки и ограничения. Вопросы о причинах имеют своим источником именно такие целостности; ответы на них даются в терминах механистической причинности.

То, что в рамках механистической причинности создает трудности, поскольку выглядит неопределенным и противоречивым, в рамках биологического мышления предстает естественным проявлением реальных причинно-следственных отношений. Конкретный факт есть часть живой целостности; он не может рассматриваться как нечто изолированное, как простая причина, как подобие ударяющегося о борт и отскакивающего бильярдного шара. Конкретный факт постижим только как комплексное событие, имеющее место в контексте множества обусловливающих моментов.

Нередко в качестве решающей выдвигается какая-либо отдельно взятая причина; но стоит присмотреться к ней внимательнее, как она начинает вызывать сомнения. В лучшем случае она сохраняет статус некоего conditio sine qua поп; но лишь изредка такая причина сама по себе кажется достаточной для того, чтобы вызвать к жизни соответствующий феномен. Но история возникновения любой душевной болезни в действительности очень сложна и запутанна. Соответственно, наше знание причин должно включать множество разнообразных факторов; но мы не должны упускать из виду структуру этого множества как иерархии взаимосвязанных циклов к данной проблеме мы еще раз обратимся в части IV.

В причинном знании, которое отворачивается от целого и обращается к простому, причина выдвигается на роль последнего, решающего фактора, активирующего некоторое множество условий, которые сами по себе могут и не привести к каким бы то ни было следствиям. Но в действительности этот последний и решающий фактор способен порождать соответствующие следствия только при наличии всех предварительных условий. Так, бактерия вызывает заболевание только тогда, когда на ее пути в человеческом организме встречаются все необходимые условия.

Если же последние отсутствуют, бактерия не наносит организму никакого вреда. С другой стороны, в отсутствие бактерии неблагоприятные условия никогда не дадут о себе знать. Без участия конечной причины событие не имеет места; но этот конечный фактор сам по себе не является единственным условием события. Причинные связи не односторонни; им свойственна обратимость. Они образуют постоянно расширяющийся круговорот и тем самым либо конструируют жизнь, либо, действуя по принципу порочного круга, способствуют процессу ее разрушения.

Биологическая причинность не добавляется к механистической как что-то существенно новое. Любая известная причинность по своему характеру механистична. Но механистическая причинность реальных событий изобилует такими запутанными взаимосвязями, что постичь ее можно только через приведение всех разбросов и сочетаний к определенной структурной модели.

Психопатологу совершенно необходимо видеть живое так, как это делают биологи. Изучение биологии, без которого не может обойтись ни один медик, нуждается в разъяснении фундаментальных принципов: важно не только ознакомиться с современным положением эмпирической науки, но и внимательнейшим образом проанализировать великие памятники биологической мысли прошлого.

Поскольку жизнь всегда представляет собой взаимодействие внутреннего и внешнего, чисто эндогенных феноменов не существует. И наоборот, любые экзогенные воздействия реализуются присущим им образом только внутри организма; соответственно, свойства организма всегда имеют важное значение.

Несмотря на все это, мы вправе различать следствия, обусловленные преимущественно эндогенными и преимущественно экзогенными факторами. Понятие среды. Это среда, ставшая носительницей определенных значений благодаря той осмысленности, которая свойственна внутренней природе вещей, благодаря складывающимся ситуациям, благодаря бытию, воле и поступкам других людей; все это оказывает воздействие на психическую жизнь, а через нее и на жизнь тела.

Понятие конституции предрасположенности. Следовательно, это понятие настолько обширно, что, используя его для какого-либо отдельного случая, мы всегда должны знать, о какой именно конституции в более узком смысле слова идет речь. Следует различать врожденную конституцию и приобретенную диспозицию. Конечно, возможности организма и психики обусловлены прежде всего тем, что в них есть врожденного. Подобно тому как мы подразделяем внешние условия и классифицируем их, мы должны выявлять в рамках конституции определенные элементы и конструировать единства низших рангов.

Иными словами, здесь, как и в любой другой области науки, мы должны заниматься анализом. Каков путь, ведущий к тем моментам конституции, которые с уверенностью могут считаться не произвольными построениями, а элементами, наделенными реальным значением?

При этом нам следует руководствоваться двумя моментами: индивидуальной изменчивостью и наследственностью. Взаимодействие конституции и среды.

Значение экзогенных или эндогенных факторов отступает на второй план только в граничных случаях. Обычно соотношение эндогенных и экзогенных факторов носит чрезвычайно сложный, составной характер, и их относительная значимость для каждого отдельного случая может быть оценена лишь приблизительно. Так, при шизофрении и маниакально-депрессивном психозе эндогенные факторы выступают на передний план, тогда как при психозах, обусловленных воздействием инфекции, более весомая роль выпадает на долю экзогенных факторов.

Ни об одном событии психической жизни нельзя сказать, чтобы оно было всецело обусловлено конституцией; всегда имеет место взаимодействие конституции со специфическими внешними условиями и событиями, происходящими в окружающем мире.

Изменения во внешней среде доступны непосредственному восприятию; что касается конституции, то она может быть выявлена только аналитически. Слишком часто понятие, употребляемое в максимально обобщенном смысле, служит всего лишь для сокрытия нашего незнания. Говоря об окружающей среде, мы всякий раз определяем и уточняем внешние условия; аналогично, используя категорию конституции, мы должны стремиться к максимально точному определению того, что именно в каждом отдельном случае подразумевается под конституцией в узком смысле.

Биологическая и психическая жизнь людей протекает по-разному; в частности, разные индивиды весьма неодинаково реагируют на один и тот же яд.

Поэтому ясно, что, исследуя воздействие внешних причин, мы никогда не должны забывать о конституции. Никакие воздействия не проявляются у всех людей абсолютно единообразно. Даже при самых высоких показателях постоянства причинно-следственных связей существует некоторое количество исключений; кроме того, следствия выказывают качественные различия, а некоторые следствия наступают у ограниченного числа лиц.

С другой стороны, поскольку врожденная конституция требует для своего проявления соответствующих внешних условий, мы должны исследовать эти условия также и в связи с эндогенными заболеваниями. Например, установлено, что если один из однояйцевых близнецов заболевает шизофренией, вероятность заболевания другого весьма высока, но не стопроцентна. Все факторы, экзогенные с точки зрения соматической болезни яды, бактерии, климат , экзогенны и с точки зрения психической болезни; что касается психической предрасположенности, то в применении к ней экзогенными следует признать все соматические болезни, в том числе и соматоэндогенные заболевания мозга.

Психические реакции, имеющие свой источник в роковых для данной личности переживаниях и внешних событиях, аналогичны экзогенным факторам, тогда как фазы и процессы, вызываемые внутренними причинами в определенные моменты времени, безотносительно к воздействиям извне, аналогичны эндогенным факторам. На эмпирическом уровне можно лишь установить причинность; мы можем постичь причинность теоретически, выдвигая для нее соответствующую внесознательную основу, которая сама по себе не очевидна.

Поэтому нам приходится прибегать к таким понятиям, как внесознательная предрасположенность и внесознательные механизмы. Но из подобного рода понятий невозможно вывести всеобъемлющую психологическую теорию. Здесь мы руководствуемся фундаментальным представлением, согласно которому все причинно-следственные связи и вся внесознательная субструктура психической жизни базируются на событиях соматической жизни.

Внесознательное проявляется в мире только в форме соматического. Мы предполагаем, что эти соматические события происходят в мозгу и, в частности, в коре и стволе головного мозга; мы полагаем их весьма сложными биологическими процессами. Но нам все еще не удалось их обнаружить.

Мы не знаем ни одного события соматической жизни, которое можно было бы с полным основанием считать специфической основой столь же специфических событий психической жизни.

Грубые физические травмы, которым мы, исходя из наших наблюдений, приписываем роль причин афазии или органического слабоумия, на самом деле представляют собой не более чем разрушение факторов, оказывающих многократно опосредованное воздействие на ход событий психической жизни; по существу, значение этих факторов сводится к тому же, что и значение неповрежденных мышц как необходимого условия для осуществления произвольных действий или значение неповрежденных органов чувств как необходимого условия для восприятия внешнего мира.

Все, что мы знаем о мозге, может быть классифицировано в терминах соматической физиологии; но никакие результаты наших наблюдений не поддаются оценке в чисто физиологических терминах. Сплошь и рядом при самых серьезных психических нарушениях мы обнаруживаем совершенно неповрежденный мозг или мозг, физиологическое исследование которого дает настолько незначительные и к тому же повторяющиеся у множества различных индивидов результаты, что на их основании едва ли можно что-либо объяснить.

Многочисленные изменения в мозгу психически больных людей совершенно не характерны для специфики событий психической жизни. Даже прогрессивный паралич, рассматриваемый как единственное душевное заболевание с известной специфической мозговой патологией, не дает оснований для того, чтобы связать определенные повреждения мозга с теми или иными психическими изменениями. В большинстве своем мозговые процессы обычно приводят к психическим следствиям; что касается следствий прогрессивного паралича, то они выражены с чрезвычайной интенсивностью и носят постоянный характер.

При прогрессивном параличе, как и при многих других мозговых процессах, возможно наступление большинства известных психических аномалий; но при прогрессивном параличе разрушение души выступает на передний план быстрее. Непосредственную основу определенных событий психической жизни ни в коем случае не следует усматривать в известных мозговых процессах.

Это придает смысл достаточно популярному суждению, согласно которому особая психическая предрасположенность личности обусловливает конкретный тип ее психической реакции на процесс развития мозговой болезни.

Понятно, что эти различия проявляются главным образом в начале процессов, тогда как по мере приближения к заключительным стадиям и, соответственно, по мере общего распада процессы становятся все больше и больше похожи друг на друга. При многих психических расстройствах и психопатиях в мозгу не обнаруживается вообще ничего такого, что могло бы представлять собой непосредственную или хотя бы относительно отдаленную основу происходящих событий. И все же едва ли приходится сомневаться в том, что любое специфическое событие психической жизни должно детерминироваться чем-то столь же специфическим из области соматической жизни.

Но эти соматические основания психопатии, истерии и, возможно, некоторых психозов, до сих пор относимых к разряду demen-tia praecox шизофрении , могут мыслиться только как нечто аналогичное предполагаемым, гипотетически локализуемым в мозгу соматическим основаниям характерологических различий и различий в способностях; иначе говоря, мы, в лучшем случае, лишь в бесконечно далеком будущем сможем трактовать их как реальный объект исследований.

Изложенным здесь воззрениям противостоит другой взгляд, еще недавно весьма популярный, но в последнее время во многом утративший свое значение.

Причинно-следственные связи

Международная команда исследователей показала, что вынося суждения относительно причин и следствий, мы не обязательно пользуемся логическим мышлением. В некоторых случаях нам достаточно для этого зрительной системы: наш зрительный мозг — то есть, зоны, связанные с переработкой зрительной информации — сам способен принимать решения, причем делать это быстро и автоматически. Исследование опубликовано в последнем номере журнала Current Biology. Этот результат разрешает длящуюся в течение долгого времени дискуссию о том, как обрабатываются некоторые зрительные события.

Причинно-следственная аргументация

Просмотр полной версии : Психология причинно-следственной связи. Один мой весьма умный товарищ совсем недавно внятно сформулировал закон психологического восприятия причинно-следственных связей. То есть что обычно люди подразумевают под всем этим.

Конкретнее, мы с трудом прослеживаем причинно-следственные связи между: прошлым и настоящим, прошлым и будущим, а также - настоящим и будущим. И это вместо того, чтобы хладнокровно проследить причинно-следственную связь между тем, что ты делал в прошлом и что получил чуть позднее Итак, отсутствие причинно-следственной связи между событиями на оси времени - вот одна из основных причин наших неудач и плохого мнения о самих себе, мнения, основанного на неправильно сделанных выводах. Этот тезис НЛП отлично иллюстрирует известный анекдот. Послушайте его и узнайте в героях этого анекдота своих знакомых, а быть может, и себя. Обезьяна сидит на ветке и пилит её пилой.

Причинно-следственные связи Реферат, посвященный вопросам причинности ссылка на эту страницу Причинно-следственные связи —.

Причинное рассуждение - это процесс выявления причинности: отношения между причиной и ее следствием. Изучение причинности простирается от древней философии до современной нейропсихологии; Можно предположить, что предположения о природе причинности являются функциями предыдущего события, предшествующего более позднему. Первое известное протонаучное исследование причины и следствия произошло в физике Аристотеля. Причинный вывод является примером причинного мышления.

Причинно-следственные связи прочли по глазам

Портал функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям. Думая о причинно-следственных связях, мы представляем себе следствия без причин. Думая о причинно-следственных связях, мы представляем себе, что будет, если причина не подействует.

Интеллектуальное упражнение "Причинно-следственные связи" Предназначение. Упражнение поможет развить интеллектуальные способности через раскрытие аналитических способностей. Аналитические способности Содержание Одной из существенных областей применения нашего интеллекта является выявление и анализ причинно-следственных связей в окружающем нас мире.

Причинно-следственные связи в НЛП

Любые вопросы, касающиеся причинных связей, могут выдвигаться только при наличии ясного, недвусмысленного представления об этих двух элементах. Вся деятельность по разработке понятийного аппарата в психопатологии служит оформлению этих исходных элементов причинного мышления. Впрочем, такой односторонний взгляд на отношения причины и следствия ничего не проясняет. Между причиной и следствием происходит бесконечное множество промежуточных событий. Следствие имеет место не всегда, а лишь с большей или меньшей частотой каковая есть некий минимум, позволяющий говорить о реальном существовании причинной связи. Мышление в категориях причинности непременно приводит к следующим заключениям: 1.

Интеллектуальное упражнение "Причинно-следственные связи"

Принимают в фонде по первой и третье средам месяца и в следственном изоляторе по понедельникам и средам каждую неделю. Телефоны: (351) 797-40-95, 26-66-160. Общественных фондов достаточно много: для женщин, для беженцев и иммигрантов и др.

Там можно достаточно быстро развеять свои сомнения относительно какого-нибудь юридического аспекта.

Клуб Здорового СознанияПричинно-следственная связь - связь между явлениями, при которой одно явление, называемое, при наличии.

Вы точно человек?

Юристы нашей компании предлагаю комплексные правовые услуги по возвращению удостоверения раньше срока. Начать сотрудничество можно с бесплатной консультации в режиме онлайн или по телефону. Отказ от автокредита требуется, если заемщика ввели в заблуждение при оформлении договора и навязали невыгодные условия заимствования. В каждом случае алгоритм возврата будет различным.

Причинно-следственные связи выявляются на ранней стадии переработки зрительной информации

Может это просто уловка. Ваш e-mail не будет опубликован.

Консультации даются исключительно в справочных целях и носят предварительно-информативный характер. У клиентов частов возникает ситуация, требующая юридической образованности, знания своих гражданских прав и законов. Мы всегда готовы помочь советом, а так же простой и доступной рекомендацией. Бесплатная юридическая консультация онлайн, оказываемая круглосуточно предполагает краткий ответ, содержащий основную правовую информацию по поставленному вопросу.

Причинно-следственная связь — психология

Горнолыжные туры 16 Октября 13:00 Мультитур Новый год в Подмосковье и Средней полосе 17 Октября 11:00 PEGAS Touristik Куба. Кайо Санта Мария, Кайо Коко, Кайо Гильермо 17 Октября 11:00 ПАКС Бали. Новый взгляд 17 Октября 13:00 Мультитур Экскурсионные туры на Новый год в Великий Устюг ВСЕ ВЕБИНАРЫ Ближайшие семинары Москва 11 Октября 11:00 ВЕДИ ГРУПП Путешествие в Словакию - хорошая идея. Москва 15 Октября 10:00 ВЕДИ ГРУПП Все о путешествии в Израиль.

Если да, то какие от меня потребуются документы и какова будет конечная цена вопроса. Если у вас просят деньги, это с большой вероятностью не наш сайт.

Юрист Онлайн - бесплатная юридическая консультация и помощь.

ВИДЕО ПО ТЕМЕ: Маргинал и Ольгерд про детерминизм, свободу воли, причинно следственные связи
Комментарии 2
Спасибо! Ваш комментарий появится после проверки.
Добавить комментарий

  1. Фирс

    Лады, заинтриговал...

  2. Любовь

    А вы долго эту статью писали?